Александр Домогаров о ситуации в Моссовета: «Театр разрушают, но я не уйду. Буду портить Марчелли жизнь, пока жив»

Осенью актер взял «творческий отпуск» и покинул театр Моссовета на полгода. Все это время Александр с горечью наблюдает со стороны, как новый худрук постепенно разрушает то, что строилось поколениями.

Об уходе Александра Домогарова из театра Моссовета, где он прослужил без малого 27 лет, стало известно в начале ноября. Из-за невозможности миритьсяс политикой нового художественного руководителя, Евгения Марчелли (назначили в сентябре 2020 года — прим. ред), актер был вынужден взять творческий отпуск. А в начале этого сезона в культурном учреждении сменился и директор, что подвигло худрука к более решительным действиям по его окончательному разрушению. Несмотря на происходящее, Домогаров не собирается покидать театр. В апреле, когда его отпуск истечет, он намерен репетировать бесплатно, а если выпустит спектакль — играть его поразово.

«Хочу посмотреть, что будет в конце сезона и в начале следующего — это 100-летие Моссовета. Меня из театра вынесут только вперед ногами. Я буду портить этому человеку (Марчелли — прим. ред.) жизнь, пока живой, — признался Александр Юрьевич «СтарХиту». — Даже, если он уйдет из театра Моссовета, буду за ним следовать во все города и веси — от Калининграда до Владивостока. Где бы он ни ставил спектакли, буду сидеть в первых рядах и портить ему жизнь. Так же, как он испортил жизнь в театре Моссовета».

Каких-либо санкций со стороны худрука Домогаров не боится, так как предъявить тому просто нечего — ни по административной части, ни по дисциплинарной, ни по творческой. Нельзя не отметить, что Марчелли попытался занять актера и предложил ему роль Клавдия в своей будущей постановке «Гамлет», но, побывав на первой репетиции, Александр решил, что его участие в этом проекте невозможно.

«Уволить меня этому человеку просто не под силу, как бы он ни старался. Не знаю, какие звезды для него должны сойтись. Меня не удалось переманить из Моссовета ни Борису Афанасьевичу Морозову в Театр Российской Армии, ни Марку Анатольевичу Захарову в Ленком, ни Олегу Павловичу Табакову во МХАТ, ни Андрею Житинкину и Илье Когану, старейшему директору Москвы, в Театр на Малой Бронной. Переманивали на такие пироги с визигой! Но я не ушел. И сейчас этого удовольствия ему не доставлю. Нет, можно, конечно, для устрашения «непокорных» пригласить каких-то отморозков, чтобы мне ноги переломали — попаду в больницу на какое-то количество месяцев. Но поскольку этот человек — трус, он на такое не пойдет, — иронизирует Домогаров. — Он разговаривать боится с артистами, а уж до поступков ему вообще далеко. Поэтому я буду в театре до конца — своего конца».

Читайте также:  Дмитрий Исхаков подал в суд на Полину Гагарину

Александр предполагает, что Марчелли поставил себе целью разрушить театр окончательно: постепенно убрать имеющуюся труппу и, в конце концов, прийти к новому театру — сделать что-то вроде Театра Наций, где своя труппа сведена к минимуму. Поскольку в Моссовета, похоже, больше не нужны спорящие, ищущие, думающие актеры, а нужны артисты-функции, выполняющие простые задания, не задающие лишних вопросов. На ведущие же роли будут приглашаться актеры, имеющие определенную популярность у зрителя.

«Ни один молодой артист не может ответить, о чем спектакль «Жестокие игры». Сколько я видел интервью, в ответ общие слова о молодежи, которую никто не любит, мол, мы все брошены. Почему мы все брошены? Почему мы все одиноки? Откуда что взято, кто внушил такие мысли? По задумке постановщика — это шок, это ожог! Мол, смотрите, а осознание придет потом…. Что за постановка вопроса?! Выходит 30 человек хора, в том числе народные артисты. И народные артисты поют песню из Тик-Тока! Это как понимать? Я не против спектакля, всякое искусство должно быть, если оно оправдано, если оно несет мысль», — рассказал Домогаров на днях в эфире вечернего шоу Аллы Довлатовой.

Также артист обеспокоен тем, что в нынешнем театре Моссовета много приглашенных артистов, при этом худрук не задействует большую часть труппы в репертуарных спектаклях: сейчас из 95 человек в новых постановках заняты максимум 15-20. По его мнению, если человеку за сорок год не давать работы, то у того наступает полнейшая профессиональная растренированность организма. Чего Марчелли как будто не понимает, но «на самом деле прекрасно понимает, и занимается этим целенаправленно».

При этом, по словам Домогарова, только он и еще пара человек могут открыто выступить против сложившейся ситуации. «Остальные думают, спрашивают, как что. Потому что люди хотят дожить, люди хотят просуществовать, люди хотят лизать одно место художественному руководителю, чтобы быть уверенными, что у них получится дожить, — резюмирует актер. — А те, кто относится к третьей категории, они были всегда — и при прошлом худруке, Павле Холмском. А теперь при этом человеке. Список этих людей в театре Моссовета ничуть не изменился, они просто поменяли фигуру, которой они это делают».

Источник

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *