Александр Ширвиндт: «Я уже превратился в атрибут ритуальных услуг»

Александра Ширвиндта называют «предпоследним из могикан», потому что актеров такого уровня и таланта почти не осталось в России. Да он и сам это понимает, потому что все чаще вспоминает умерших коллег.

83-летний Ширвиндт тоскует по Андрею Миронову, Михаилу Державину и другим товарищам, которые ушли в мир иной. Он так и говорит, что поговорить уже практически не с кем, хотя мыслей и идей еще очень много.

По словам Александра Анатольевича, раньше люди умели дружить, не искали выгоды и были преданы друг другу. Теперь же само понятие дружба практически ушло. «Огорчает меня сегодня человеческая некоммуникабельность, абсолютная поверхностность взаимоотношений. Искренность как явление выхолощена. Огромная шапка вранья и словоблудства очень давит», — отмечает Ширвиндт.

О том, что близких друзей у него уже нет, актер говорит с грустью и тоской. «Мои ряды редеют. Вот посмотри мою записную книжку, почти все фамилии и телефоны вычеркнуты. Падеж плотный. Не успеет уйти из жизни человек, как звонят мне: «Алло, это 26-й канал. Скажите ваше мнение о нем». И такой голос еще противный. Я уже превратился в атрибут ритуальных услуг», — шутит мэтр.

Читайте также:  «Я люблю того, кто не придет»: почему Диана Арбенина рассталась с мужем, Сургановой и отцом двойняшек

Несмотря на это, он продолжает преподавать, учить студентов уму-разуму, а также надеется, что настоящие чувства и эмоции в конце концов победят сиюминутные радости.

Александр Анатольевич даже признался, что для близости отношений предпочитает обращаться по имени. И для друзей-коллег до сих пор остался Шуркой. «Это и хорошо — с одной стороны, но иногда мешает. Как управлять методом кнута и пряника, если кнут в руках у пряника? С другой стороны, надувать щеки и делать из себя начальника — стыдно», — сетует Ширвиндт.

Источник

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *