Алексей Ягудин: «Мы из Советского Союза, поэтому можем съесть все»

Алексей Ягудин вернулся в Москву после премьеры «Звезды в Африке» на ТНТ, где испытывал себя на прочность. Впереди у него шоу, премьеры, новогодние елки и воспитание детей, которым он уделяет много времени.

Алексей, вы приняли участие в нашумевшем шоу канала ТНТ «Звезды в Африке». Какую пользу вам принес этот проект? Довольны своим участием?

Когда мне предложили, то сразу возник вопрос: «Что это за проект?». Дело в том, что мне прислали тизер и я увидел только несколько роликов, поэтому перезвонил и спросил: «Это страшное что-то?». На что услышал: «Нет, шоу про юмор. Будут комфортные условия для проживания». В принципе, я такой человек, который берется за все, если это здравое предприятие. Да и в Африке не был ни разу, кроме северной ее части. И подумал: раз это про юмор, почему бы не слетать?

Удивлен. В шоу есть юмор, но оно все же не про это. Получается, ТНТ вас заманил?

Первые два дня ко мне все подходили и задавали вопрос: «Почему ты такой молчаливый и не улыбаешься?». А я отвечал: «Да все жду, когда юмор начнется». Первый день для меня был сложным. Хотя вроде начиналось все с «хи-хи» и «ха-ха», поездили по национальному парку, посмотрели место, где будем жить… А потом нам и другим участникам нужно было пройти первое испытание. Меня с Айзой, Фоминым и Малафеевым поместили в аквариумы, приковали к полу цепями. И мы поняли, что здесь не просто вода, когда увидели прорези и дырки. Сначала пошли маленькие рыбешки, потом покрупней, потом змеи и крокодилы. Казалось бы, ничего страшного, но почему-то твари скопились в моем углу — наверное, чувствовали, что здесь можно подняться наверх. Оборачиваюсь в какой-то момент, там Фомин гладит жабу, Айза держит крокодила. А я боялся наступить на них. Второй день уже легче, когда с Гаврилиной поехал на испытание на выбывание, где надо было съесть на время язык крокодила, яйца змеи и десерт с личинками. Как я сказал, мы из Советского Союза, можем все съесть. Потом уже были лайтовые дни, практически сложных конкурсов не было.

По вашему голосу чувствуется, что не жалеете…

Не жалею! Но в гостях хорошо, а дома лучше. Часто задают вопрос: «А кого бы вы взяли на такого рода проект?» Честно? Я бы лучше позвал друзей и в баньке дома попарился, без крокодилов. На следующий день после моего отъезда из Африки прыгали с тарзанки — для меня это одна из главных фобий, которая с возрастом развилась. В детстве в Ленобласти я залезал на 90-метровый трамплин и спокойно сидел на самой вершине. Но со временем начал бояться высоты. Да, я понимаю, как нужно прыгать, но переживаю, что во время полета плохо станет с сердцем. Мне легче сожрать личинку или засунуть голову в слизь, чем прыгать с высоты.

Шоу было в том числе и про преодоление. У вас получилось справиться с трудностями?

Я не считаю себя человеком райдера. Мне не нужна была еда, я не страдал, что ее мало. Мы с Митей нашли листочки, и у нас получился чай. Света Пермякова при нашем участии готовила лепешки и оладьи. Единственное, что без гаджетов жизнь сложна — это, пожалуй, мне не нравилось. Но зато читал книжку на кровати с подогревом.

Когда вы уходили вместо Гайдуляна, то сказали Стасу Ярушину: «Я — трус». В Сети потом долго обсуждали эту фразу.

Комментарии были по большей части про то, что, мол, молодец, принял верное решение. Но была и парочка человек, которые сказали: «Ты трус, чмо». Но я не обделен чувством юмора, поэтому и отвечал: «Да, я трус, мне нечего стыдиться». Есть такие фобии, которые вскрываются, их тяжело преодолевать. И дальше следует вопрос: «Зачем мне это? Для чего?». Я просто понял, что устал. Да, первый день был стрессовый, потом были второй, третий и четвертый, когда ничего сложного не было: мы ловили рыбу, читали, купались, загорали, держали паука, отгадывали загадки и получали фрукты. Но я понимал, что так вечно длиться не будет.

Помимо вашего неожиданного ухода, все обсуждают флирт Айзы с Малафеевым. Хоть они и опровергают это, история на устах у публики. Вы видели все изнутри: реально был флирт или же это просто раздули сплетники?

Слушайте, мы там все общались по-разному. Про Айзу я вообще не слышал, не знал, кто она. Когда она объявила, что является бывшей женой Гуфа, мне тоже это ничего не сказало, у меня в машине «Ретро FM» играет. Как пошутил Ярушин при встрече Малафеева с Милохиным: «Кого он знает? Только Кобзона и Боярского!». Что касается Айзы, то она просто открытый человек, без границ каких-то. И в словах, и в действиях. Она более раскрепощенная, это было очевидно. Мы все вместе так и общались. И Одинцова была, и Хилькевич, и Айза, и Малафеев, и Пермякова… Мы очень много придумывали игр, где были задействованы все остальные участники.

Читайте также:  Певица Линда: «Ходили слухи, что я связана с наркотиками. На гастролях меня с собаками осматривали»

А как вас встретили дома? Жена Малафеева, например, надела «лысый парик», чтобы поддержать его решение обриться наголо.

Кстати, мы же вместе с ним решали, кого будем брить. Просто потом я вспомнил, что меня ждет проект Авербуха «Анна Каренина» в Сочи, и подумал, что у Ильи случится сердечный приступ, если он увидит меня лысым. Я тогда сказал Славе: «У тебя есть публичные выступления впереди? Тогда садись». А Таня встретила спокойно. Просто столько много проектов в жизни, и если поддерживать после каждого, потом нужна будет поддержка еще и Татьяне.

В одном из интервью вы сказали, что если бы не Авербух, то вам было бы сложно после завершения карьеры. Потому что спортсмену на пенсии приходится непросто.

Я знаю себя, поэтому уверен, что сложностей бы не возникло, просто Илья Авербух облегчил этот путь перехода из спорта в свободное плавание. У нас всегда есть вариант не пропасть — это быть тренером. Я на тот момент участвовал в американских и канадских турах по 50-60 концертов. Рядом была Тарасова. Были полупрофессиональные турниры, но мне хотелось чего-то другого. Авербух просто открыл для многих закончивших карьеру спортсменов возможность не искать себя в другом каком-то направлении, а помог остаться в любимой профессии. Но, помимо фигурного катания, я стремился развиваться в творческом направлении. Летом поставили новый спектакль «Анна Каренина», который будет идти в Лужниках с 4 по 14 ноября. Сегодня многим компаниям читаю мотивационные лекции, работаю в Минске в проекте «Галерея красоты», веду шоу «Ледниковый период» на Первом канале. Начался сезон в Театре Русской песни Надежды Бабкиной, где мы играем спектакль «Горько». Дальше — новогодние елки. Еще я комментирую фигурное катание.

Вам 41 год, есть востребованность, слава, успех… Получается, нет никакого кризиса среднего возраста, который описывают в книгах?

По жизни я оптимист нереальный, но цифры «бьют» очень сильно. В 30 лет на пару часов меня как-то вырубило. В 35 это было уже несколько дней, а в 40 лет депрессия продолжалась уже недели две. Я головой понимал, что у меня все замечательно, все хорошо, но ничего не мог с собой делать. Именно цифра 40 запала. Не представляю, что будет в 45. А глобально в жизни все замечательно, все есть. Недавно ответил одному из подписчиков, который спросил чего бы я хотел: «Быстрой смерти без мучений». В остальном прямо реально все есть. И деревья сажал, и детей воспитываю, и дом отремонтировал недавно. У меня есть любимая жена, с работой хорошо. Кайф по жизни, а больше не надо ничего.

В последнее время мы часто видим детей знаменитостей, которые продолжают дело родителей. Вы придерживаетесь принципа «что выберут, то выберут»?

Сами они выбирать будут лет с 16. А сейчас родители обязаны принимать за них различные решения, воспитывать, направлять. Но у нас никогда не было такого: мол, мы были спортсменами, поэтому и ты обязан. Для нас с Таней главное — вырастить личность, развить в ней положительные качества. Чтобы они могли ладно излагать свои мысли, общаться, были образованными. Спорт, конечно, в их жизни будет присутствовать, но от слова «физкультура», без высоких достижений. Младшая художественной гимнастикой занимается, сейчас вот встала на коньки и говорит: «Хочу». Но у нее это проходит через две недели, ждем. А старшая много гуляет, у нее свои интересы. Главное, чтобы их не захватил мобильный телефон.

Спокойно они реагируют, когда постоянно видят папу в телевизоре?

Им прикольно, интересно, но без какого-либо ажиотажа. Тут нет такого, что родители олимпийские чемпионы. Мы никогда не педалировали эту тему. Главное — оставаться человеком, с какими-то целями и нормами. Помню мы летели в самолете, и там старшую спросили: «Кто у тебя родители?». Она знала, что олимпийские чемпионы, но ответила: «Папа — попугай, а мама — козочка». Как в детских новогодних сказках, там мы играли этих персонажей. Так что мы все правильно делаем. Хотим, чтобы в них не было звездности.
Источник

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *