Осуждение и чувство вины. Психолог о дочери Михаила Турецкого и Наталье Гвоздиковой, сделавших аборт

В современном мире выбор быть или не быть матерью — дело каждой женщины. Однако зачастую, принимая судьбоносное решение, пациентка узнает о возможных последствиях для своего организма, но не ментального здоровья.

Согласно статистике, у 60 % прервавших беременность женщин развивается постабортный синдром. Основные симптомы такой травмы — депрессия, чувство вины, скорбь, переходящая в агрессию и даже изменения личности. Вне зависимости от того, религиозна ли пациентка и видит ли она серьезные причины для отказа от материнства, острое ощущение утраты и муки совести не удастся удалить безболезненно, как и воспоминания о процедуре.

Поводов для аборта может быть много, ведь жизненные ситуации и сами люди разные, а вот последствия — всегда негативны, даже если не проявились сразу после прерывания беременности. Как жить с таким грузом вины и ответственности, спросим у гештальт-терапевта Любови Розенберг.

Ненадежный муж

Первый супруг Натальи Гвоздиковой оказался абьюзером, который жутко ревновал ее и распускал руки. Актриса не хотела, чтобы и ее ребенок подвергался насилию, поэтому, забеременев, сделала аборт. Муж Александр не был против, а вот свекровь умоляла оставить малыша.

«Трудно сказать, жалею ли я об аборте. Я была слишком молода. Не знаю… Рано или поздно мы все равно бы разошлись с Сашей. Он ревновал меня без повода. У меня соблазнов было выше крыши, но я не позволяла себе ничего: я же не просто так вышла замуж за Сашу, я его любила. Саша не давал развод, говорил, что зарежет меня. Хотя он изменял мне, я знаю», — делилась артистка в программе «Судьба человека» канала «Россия 1».

Впоследствии актриса стала мамой в отношениях с Евгением Жариковым: у пары родился сын Федор. Этот брак продлился более 35 лет, вплоть до самой смерти Жарикова. Идеальным союз не оказался, ведь актер изменял супруге с журналисткой Татьяной Секридовой, которая подарила ему двоих детей, но это уже совсем другая история, к тому же отношения на стороне семью с Гвоздиковой не разрушили.

Возможно ли, как в случае Гвоздиковой, убедить себя, что аборт был сделан по необходимости, что будущее ребенка с отцом-абьюзером было обречено, или же чувство вины все равно никуда не денется?

«И возможно, и вполне оправданно, — уверена Любовь Анатольевна. — Женщина всегда становится перед выбором не только за себя, но и за будущего ребенка. Только женщина принимает решение о рождении младенца. Да, аборт является тяжелым психологическим моментом в жизни большинства женщин. Переживание личной ответственности за принятое решение, чувство вины и скорбь… Здесь важно не только принять случившееся, но и отгоревать нерожденного младенца. Ментально попрощаться с ним, попросить прощения и отпустить. Возможно провести ритуал в церкви, исповедоваться или каким-то другим способом провести процедуру расставания и отпущения. Поможет и работа с психологом».

Но как взвесить все «за» и «против» перед процедурой прерывания беременности, чтобы решение хотя бы было осознанным? «Во-первых, разделить ответственность между партнерами, не брать всю вину только на себя. Во-вторых, прислушаться к собственному состоянию и отделить страх самого процесса беременности и родов от страха перед ответственностью и обязательствами, которые влекут за собой появление ребенка в жизни женщины», — рекомендовала гештальт-терапевт.

Под давлением других

В юности Анна Миклош увела из семьи возлюбленного Сергея. Как говорится, «на чужом несчастье»… «Будучи в браке с Сережей, я очень хотела ребенка. Бог подарил мне малыша, но ему не было суждено родиться. Причин на это было много: то сейчас не время, то жилья нет… Имелось также медицинское показание — моя мама была эпилептиком, но она все же родила меня и сестру. Но сейчас что говорить, решение ведь уже принято. Это был самый ужасный поступок в моей жизни», — откровенничала Миклош.

По сути, Анна приняла решение под давлением мужа, который был против прибавления в семье. Войдя в кабинет врача, актриса по-прежнему сомневалась, но так как Сергей ждал за дверью, пошла на процедуру. Чувство вины очень долго мучило артистку, однако брак после случившегося просуществовал еще пять лет. «Я стала женщиной, от которой не хотят ребенка. Это очень странное чувство. Мужчины, не делайте так, пожалуйста, дайте девушкам права выбора!» — подчеркнула Миклош.

Впоследствии Анна встретила достойного мужчину и родила сына, а по поводу аборта говорила, что познакомилась с чувством вины и получила боль, которая помогла создавать персонажей на экране. «В любых отношениях мужчины и женщины есть желание — у нее, и у него. Хорошо, когда желания совпадают. Если чувствуете разницу, ничего не получится. Или получится, но не так, как вам бы хотелось. Что делать? Каждому решать самому. Но в любом случае необходимо слышать себя, иметь свое мнение, быть ответственным за все, что ты делаешь», — заключила артистка в беседе со «СтарХитом».

Как же поступать женщинам, чьи мужья против рождения ребенка? Это же очень сложный выбор: стать матерью-одиночкой, потому что вряд ли отношения с не желавшим наследника партнером будут крепкими и долгими, или же пойти на поводу у избранника и полжизни жалеть об убийстве желанного малыша.

«В приведенном примере есть конфликт интересов и выбор приоритета. Он часто возникает у человека не только при решении об отказе от рождения ребенка. Фактически, Анна Миклош сделала выбор в пользу мужчины, а не в пользу ребенка. Была ли альтернатива? Конечно, и она сама об этом говорит, но при этом как будто передает всю ответственность за содеянное партнеру. Это, безусловно, облегчает жизнь, но обесценивает саму женщину, как ту, «от которой не хотят детей». И таким чувством, как мы видим, тоже непросто продолжать строить отношения», — заключила психолог.

По медицинским показаниям

Наталья Турецкая мечтала о ребенке: три года лечилась от бесплодия, говорила с подписчицами, попавшими в подобную ситуацию. Решившись на ЭКО, Наталья наконец забеременела. К сожалению, на втором месяце ряд обследований подтвердил, что у малыша синдром Дауна. Дочь Михаила Турецкого скрепя сердце согласилась на аборт, о чем честно рассказала фолловерам. Однако, вместо поддержки, женщина получила жесткую травлю и осуждение.

«Мне потребовалось время, чтобы перепроверить диагноз всеми возможными способами, разве не для этого существуют обследования? И что надо было сделать? Держать подписчиков за идиотов, обмануть всех про замершую беременность, про выкидыш? А, может, надо было подушку пристегивать вместо живота или родить, лишь бы не осудили?! У меня работа, жизнь, самореализация. И еще, мы не вечны. Кто после нас будет ухаживать за особенным ребенком? На чьих руках он останется? А если он умрет в первые годы жизни? Я себе никогда не прощу! Это не убийство, а спасение», — сетовала она.

Читайте также:  Бедрос Киркоров о том, из-за чего на самом деле оказался в реанимации

Рациональным ли было решение Натальи? Ведь только ей решать, брать ли ответственность за нездорового малыша, посвящать ли заботе о нем жизнь. «Я лично, да и никто на этом свете, не вправе осуждать решение об отказе от рождения нездорового ребенка. Сейчас много показывают семей, которые находятся на грани выживания из-за того, что больной ребенок требует не просто огромных материальных вложений, но в большей степени эмоциональных жертв. Часто из семьи уходит мужчина. Всегда страдают другие (здоровые физически) дети от недостатка внимания, любви и заботы. Не знаю, насколько правомерно вообще рассуждать о правильности выбора о рождении заведомо нездорового ребенка. Это решение лежит в какой-то другой сфере ответственности и нужно понимать, что данный выбор один из самых важных в жизни. Потому что придется осмысленно отказаться от каких-то планов на будущее и не только для себя. Безусловно рождение такого ребенка изменит привычную жизнь кардинально и на много лет вперед», — подчеркнула Любовь Розенберг.

Ради карьеры

Ирину Мирошниченко только утвердили в первый фильм, как вдруг у нее начался токсикоз. Карьера была безумно важна для артистки, так что даже Михаил Шаров поддержал звезду в идее сделать аборт. Через 12 лет супруги разошлись, а в дальнейшем Мирошниченко забеременела от Игоря Васильева. У гражданского мужа тогда имелись проблемы с работой, а у Ирины — шел важный спектакль, поэтому мечту о материнстве вновь пришлось отложить до лучших времен.

«Я очень об этом жалею. Честно, да. Мама тоже говорила мне, что не время. Мол, некому его будет воспитывать, да и в официальном браке я не состояла. Она говорила мне: «Подожди». Знаете, вот это слово «подожди» я слышала всегда», — признавалась артистка.

Похожая история вышла и с Лаймой Вайкуле, которая дважды сделала аборт, полагая, что сначала построит блестящую карьеру, а уж потом займется вопросом материнства. В 56 певица решилась на ЭКО, но в итоге пережила выкидыш. Звезда думала усыновить ребенка, но не получила на это благословения духовника. Обращаться к сурмамам желания не возникло, зато Вайкуле стала крестной внучки Раймонда Паулса. О былых прерываниях беременности вокалистка искренне сожалела.

Как долго может длиться постабортный синдром и ухудшается ли общее психическое состояние, если женщина так и не стала мамой? И что делать девушкам, пережившим аборт, чтобы двигаться дальше?

«Если говорить о приведенных примерах, то они разные. Ирина Мирошниченко искала поддержки у мамы и ей действительно было ясно, что одна она не справится и с воспитанием ребенка, и с работой. Лайма Вайкуле сделала приоритетной карьеру певицы, и никто не вправе ее осуждать за это. В конце концов, не каждая женщина обязана родить ребенка. Становится ли она из-за этого меньше женщиной — отнюдь!

Безусловно, постабортный синдром присущ большинству женщин, но в абсолютно разной степени тяжести проживания. Даже в приведенных примерах осознавание и сожаление о содеянном пришло намного позже: только тогда, когда стало ясно, что рождение ребенка невозможно после предыдущих прерываний беременности. Такой постфактум, когда уже и карьера сложилась, и все задуманное получилось. Человеку свойственно сожалеть о том, что не сделано, но повернуть время вспять нельзя, как и знать свое будущее. Остается одно — принять свой выбор, как единственно возможный в предложенных условиях, не осуждать других и не корить себя за содеянное», — отметила психолог шестого сезона проекта «Пацанки».

Осуждение общества

Почему даже в XXI веке женщины подвергаются нападкам хейтеров за личный выбор делать им аборт, или нет? Как бороться с осуждением общества и параллельно прорабатывать личную травму, связанную с потерей малыша?

«Как правило, осуждают и рассуждают люди, которые никогда не имели подобного выбора. Им просто не понять, с чем сталкивается человек, когда принимает подобные решения. Бороться с осуждением общества сложно, но возможно, только имея опоры на себя, на близких, которые понимают и поддерживают выбор женщины.

Поработать личную травму можно, только отгоревав, оплакав и отпустив нерожденного ребенка во Вселенную с пожеланием родиться здоровым в другой семье, в другое время. Мы бренны, но душа вечна, и она имеет право быть в здоровом теле и познать счастье при воплощении на Земле. Извините за пафос, но именно здесь очень важно опираться не только на себя и близких, но и на Высшие силы добра и справедливости», — сделала вывод наш эксперт.

Клинический психолог Ева Паттис-Зойя считает, что аборт выбирают женщины, прекрасно осведомленные о средствах контрацепции: словно хотят убедиться, что фертильны, т.е. способны родить, на практике. Аборт специалист рассматривает как обряд инициации, который помогает пациентке стать собой, войти в новую жизнь. Так, девушки часто беременеют к окончанию вуза, когда перед ними остро стоит выбор — стать матерью или заняться карьерой. Прибегая к хирургическому вмешательству, на данном этапе они выбирают работу. Но насколько состоятельна данная теория?

«Теория имеет под собой феноменологическую основу. Феномен выбора всегда ведет к изменению будущего. Как если бы вы шли намеченным путем, но свернули не туда, и поменялась вся картина достижения цели, а возможно — и сама цель. В данной теории беременность и ее прерывание вплетено в процесс сепарации и выхода на другой возрастной и социальный уровень. Ну и, если честно, при своевременном прерывании беременности в наше время не требуется хирургического вмешательства. Медицина идет вперед и в этом направлении, делая нашу жизнь более безопасной во избежание последствий, и здоровой для психики женщины. Помните одно — любой выбор правилен для самого человека в данное время и предложенных обстоятельствах. Не думайте, «что было бы, если…» Изменить ничего нельзя, а значит всегда следует исходить из того, что есть», — подытожила Любовь Анатольевна.

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *