Звезда сериала «Воскресенский» Вильма Кутавичюте: «Каждая женщина сталкивалась со снисходительным отношением»

11 ноября Первый канал покажет заключительные эпизоды «Воскресенского». Проект рассказывает о хирурге, который виртуозно раскрывает преступления. Однако не менее важна и роль подруги профессора Марии Векслер, ее сыграла Вильма Кутавичюте.

Еще недавно Вильма Кутавичюте блистала в проекте Первого канала «Алиби». Там она исполнила роль секретарши героя Евгения Стычкина, а действие сериала развернулось в современном Санкт-Петербурге. Вновь вернуться в Северную столицу актрисе пришлось уже для «Воскресенского», правда, в антураже начала ХХ века. Звезда сыграла прогрессивную журналистку Марию Векслер. Она рассказала, как проходили съемки и почему проблемы ее персонажа актуальны даже сейчас.

Ваша героиня Мария ездит в повозке, любуется красотами Петербурга, носит прекрасные наряды прошлого столетия. Со стороны зрителю может показаться, вот оно — воплощение мечты маленьких девочек стать актрисой. Как все было на самом деле?

Это слишком романтичное представление о профессии. На самом деле все менее восхитительно! Ты носишь корсет. Он тебя сдавливает, ты не можешь поесть, думаешь, успеешь ли снять его и пообедать — и приходишь к выводу, что лучше просто полежать. И ничего не ешь всю смену. Снимаешься с переработками неимоверное количество часов. Находишься в постоянном стрессе.

Были эпизоды, съемки которых можно назвать экстремальными?

Снимали сцену, где едет карета, под ногами старинная брусчатка, у меня антикварные каблуки, которые ломаются пополам, корсет, шесть юбок — и нужно забежать в карету, пока она едет! Бегу и думаю: если не сломаю ногу, это уже будет хорошо, а если запрыгну в едущую карету, это будет второе достижение. Там еще такая узкая ступенечка железная, на которую нужно попасть ногой. А если упаду и попаду под карету, извозчик не остановит лошадь, пока карета будет переезжать твое тело!

Вот это экстрим! Много было дублей?

Тогда запрыгнуть получилось сразу. Но всего за время съемок я шесть или семь раз бегала и со всей дури запрыгивала в карету. А последнюю серию мы снимали на разбитой крыше. Я постоянно думала: если сейчас поскользнусь, провалюсь вниз или нет? Юра Колокольников там висел на тросе на огромной высоте. Мы вообще в «Воскресенском» очень много бегали, прыгали, лазали по крышам. Меня там и душили, и чего только не было! Физически это делать очень тяжело, особенно в исторических костюмах. К тому же снимали на холоде. Тяжелые были съемки, но веселые!

Что из реквизита, костюмов особенно запомнилось?

Читайте также:  Обстановка не по кайфу! Пьяный и босой Олег Кензов устроил скандал во время концерта

Костюмы все шикарные! Я носила настоящие шляпы начала прошлого века, отреставрированные. Это не очень удобно, но ощущение особое. В таких костюмах ты даже ходишь по-другому: сразу шаги маленькие, ты выпрямляешься. И сколько времени занимало, чтобы это все надеть на себя! Хотя это была упрощенная версия, в 1910-х уже не было таких пышных платьев, как в ХIХ веке. Но едешь на съемку и понимаешь: 20 минут надо будет все застегивать. Интересный опыт!

Были такие места съемок, такие сцены, где происходило, будто перемещение во времени?

Конечно, невероятное ощущение, когда в старинном здании вокруг тебя массовка в костюмах. И эти квартиры неимоверной красоты! Самая запоминающаяся — та, в которой живет Воскресенский. Она вся была из резного дуба.

Как создавался образ Марии?

Моя героиня очень яркая. В начале ХХ века женщины не получали профессии, не строили карьеры, они были женами, а Мария стремится строить карьеру. Роль получилась отчасти комичной, потому что из-за своих огромных амбиций Мария постоянно ввязывается в авантюры и попадает в передряги. Образ был прописан классно, очень подробно и, читая сценарий, я абсолютно четко понимала, как играть. Это очень редко бывает. Например, в сериале «Алиби» была интересная история, потому что моя героиня почти не была прописана. И мы ее сочиняли с режиссером буквально на площадке, и вводили ее в слишком длинные, тяжелые сцены, пытались ей облегчить чуть-чуть эту историю. В «Алиби» моя роль буквально сочинялась на площадке. В каких-то сценах не было текста, и мы придумывали какие-то «фишечки».

Раз образ Марии был создан детально еще на этапе сценария, вероятно, это создавало и больше рамок?

Нет, было и много места для импровизаций! Наш режиссер Дмитрий Петрунь помогал в них. Если я отходила далековато от заданной линии, он напоминал: «Не забудь, она благородная».

Ваша героиня достаточно прогрессивная особа, борется за права женщин. Конечно, очень многое в этом вопросе изменилось. Как считаете, актуальна ли эта тема сейчас, сто с лишним лет спустя?

Думаю, да. Мне кажется, каждая женщина в России сталкивалась со снисходительным отношением, вроде: «Женщина, может, вы займетесь чем-то другим». И в этой сфере есть еще куда стремиться. Но мне повезло больше, чем многим другим. Когда я росла, мне всегда говорили: «Ты можешь добиться того, чего хочешь, в любой сфере».

Источник

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *